Расписание Личный кабинет ЭОС Документы Диссертационные советы Библиотека электронных ресурсов

+7 (495) 939-35-66 - деканат  все контакты
faculty@hist.msu.ru - электронная почта

 

Новости исторического факультета

29.10.2020 Новый взгляд на теорию миграций древнего населения юга России и Северного Кавказа  1264 


Новый взгляд на теорию миграций древнего населения юга России и Северного Кавказа

Фото Сабины Райнхольд


В октябре 2020 года междисциплинарный научный журнал "PLOS ONE" опубликовал статью "Diet and subsistence in Bronze Age pastoral communities from the southern Russian steppes and the North Caucasus" об итогах работы международной группы исследователей, сделавших вывод о том, что скотоводы степей и предгорий Северного Кавказа эпохи бронзы не были вовлечены в масштабные миграции и предпочитали пасти скот на окрестных пастбищах, не перегоняя стада на дальние расстояния. Кроме того, несмотря на очевидную социальную неоднородность этих скотоводов и на их принадлежность к разным археологическим культурам, не наблюдается резких различий в рационе и объеме их питания. В числе авторов данной публикации – д.и.н., заведующий кафедрой археологии исторического факультета МГУ А.Р. Канторович.

Пастбищное животноводство было одной из наиболее эффективных и успешных экономических стратегий доисторических сообществ Евразии. В эпоху бронзы склоны Кавказских гор и степи к северу от них являлись прекрасной кормовой базой для овец, коз и крупного рогатого скота. Эти ландшафты стали родиной мобильных сообществ, которые готовили почву для фундаментальных преобразований в Европе в начале III тысячелетия до нашей эры.

Археологи и антропологи из России, Германии, Австрии и Швейцарии изучили останки 105 человек и 50 животных из восьми археологических памятников, в том числе из пяти курганов. В совокупности все они датируются в диапазоне V – I тысячелетий до н.э. и преимущественно относятся к эпохе бронзы, а также, в меньшей мере, к раннему железному веку.


Анализ стабильных изотопов костей человека и животных показал, что у представителей разных археологических культур рацион питания был примерно одинаковый и соответствовал природным условиям местности, где они проживали.

Интересно то, что в данном исследовании не было обнаружено большой разницы в типе питания ни между представителями разных археологических культур, ни между разными людьми, относимыми к одной археологической культуре. То есть мужчины, женщины, дети, а также погребенные в "богатых" различными заупокойными дарами погребениях и в тех, в которые почти ничего не положили, питались примерно одинаково...

– рассказала один из авторов статьи, к.б.н., научный сотрудник НИИ и Музея антропологии МГУ Н.Я. Березина.

Полученные данные подтверждают потребление мяса, молока и молочных продуктов, получаемых преимущественно от домашних овец и коз. Однако эти продукты животного происхождения не в полной мере объясняют стабильный изотопный состав костей человека. В рацион человека, особенно в более засушливых ландшафтах, также входили дополнительные продукты питания, такие как мясо молодняка в подсосный период, рыба и растения.

Изучение рациона питания с использованием анализа стабильных изотопов углерода и азота из коллагена костей человека позволяют судить об экономической стратегии древнего населения и являются хорошо зарекомендовавшим себя подходом при анализе доисторических миграций.

В частности, результаты данного исследования приводят к пониманию того, что радиусы миграции на Северном Кавказе были ограничены экологической нишей, более привычной для каждой отдельно взятой популяции. Таким образом, теория о масштабных миграциях древних скотоводов поставлена под сомнение.

Обильный материал для таких выводов был получен, в том числе, при раскопках двух крупных курганов бронзового века, расположенных на юге Ставропольского края. В 2007 и 2009 гг. их исследовали участники Ставропольской археологической экспедиции кафедры археологии исторического факультета МГУ и специалисты Института археологии РАН.


Оба кургана были изначально сооружены над погребениями аристократов конца IV тыс. до н.э., принадлежавших к населению, оставившему памятники Майкопской культуры раннего бронзового века – знаменитой земледельческой культуры Северного Кавказа, которой был присущ высокий уровень цветной металлургии и гончарства. Впоследствии, в III-I тыс. до н.э. эти курганы послужили усыпальницами для представителей более поздних сообществ эпохи бронзы и раннего железа. Изотопный анализ, осуществленный нашими зарубежными коллегами, позволил по-новому осмыслить культурные особенности изучаемых доисторических сообществ, их экономические стратегии и степень их миграционной активности...

– отметил руководитель Ставропольской археологической экспедиции А.Р. Канторович.


Результаты проведенного исследования свидетельствуют против гипотезы большой географической мобильности и активных миграций населения Кавказа и заставляют предполагать, что эпохальные технические инновации IV и III тысячелетий до н. э., такие как повозки или металлическое оружие, распространялись каким-то иным образом...

– заключает еще один автор публикации – Сабина Райнхольд из Евразийского отделения Германского Археологического института.

В состав международной группы, проводившей данное исследование, вошли учёные НИИ и Музея антропологии МГУ, кафедры археологии исторического факультета МГУ, Германского Археологического института в Берлине, Центра Археометрии Курта Энгельхорна в Мангейме (Германия), Научно-исследовательского центра в сфере археологии "Наследие" в Ставрополе (Россия), а также Базельского университета (Швейцария) и Дунайского Университета в Кремсе (Австрия).




Назад к списку новостей