Расписание Личный кабинет ЭОС Документы Диссертационные советы Библиотека электронных ресурсов

+7 (495) 939-35-66 - деканат  все контакты
faculty@hist.msu.ru - электронная почта

 

Новости исторического факультета

11.12.2019 Круглый стол "Средневековье как структура большой длительности"  2115 

Круглый стол "Средневековье как структура большой длительности"

11 декабря 2019 года на кафедре истории России до начала XIX века состоялся круглый стол "Средневековье как структура большой длительности", организатором которого выступила н.с., к.и.н. О.Д. Шемякина.

Мероприятие объединило все поколения преподавателей, студентов и аспирантов кафедры истории России до начала XIX века, а также привлекло внимание коллег - с одним из докладов выступил профессор кафедры истории южных и западных славян, д.и.н. М.В. Дмитриев. В обсуждении приняли участие представители кафедры источниковедения, выпускники и гости исторического факультета.

В ходе круглого стола был рассмотрен историографический опыт изучения структур большой длительности, которые занимают особое место в ритмах исторического времени. В отличие от времени событий и конъюнктур (10-30-50 лет) время большой длительности охватывает значительный период, на протяжении которого формируются и проявляются определенные системные связи в ключевых оппозициях человеческого существования – в сфере взаимодействия человека и природной среды, мирского и сакрального измерений действительности, взаимоотношения человека и социума во всем многообразии действующих социальных институтов. Особый акцент был сделан на актуальности определенных структур в современном мире – значении общинных структур, эсхатологических конструктов, наследовании политического пространства Вестфальского мира и т.д.


Наибольшую возможность для изучения структур большой длительности дает рассмотрение их с позиции теории трансфера, перехода границ – временных, культурных, региональных и т.д. Обретение устойчивости в меняющемся мире возможно благодаря особому системному качеству структур большой длительности – способности снимать и разрешать конфликты, выстраивая позитивные стратегии преодоления рисков. Сам факт длительности их существования свидетельствует о том, что они необходимы и выполняют определенные функции.

Классическим с точки зрения изучения структур большой длительности стал анализ причин того, почему служебная организация не сходила с исторической арены в России в течение длительного времени. Новые нужды государства становились причиной трансформации служебной организации. Меняется характер служб, но не метод формирования этой категории социальных институтов государством, а именно принцип рекрутирования – власть "вынимает" структуру из населения, принуждая его нести службу.

Подобная модель управления "перешагивает" границу Нового времени, примером чего может служить организация дорожной повинности в XVIII в. Механизмом решения крупных инфраструктурных задач становились масштабные мобилизации податного населения, которое строило дороги не для себя, прокладывая их вне зависимости от сети поселений.


Особое внимание участниками круглого стола было уделено отсутствию в существующих учебных текстах тематических блоков, в которых объектом специального внимания была бы характеристика переходных периодов, в частности, диалог Нового времени со Средневековьем, в котором появляющиеся новые идеи и общественные практики в значительной мере зависели от траектории предшествующего развития. Биографический метод, изучающий судьбы тех исторических персонажей, в которых был воплощен этот диалог, приобретает в данном контексте особый статус, потому что дает возможность уловить бесконечные девиации в сложнейшем "беспокойстве границ" времени перехода.

Ритмы истории, порождающие значимые явления, не могут рассматриваться сепаратно, они появлялись в результате пересечения структур большой длительности и конъюнктур, а событие в Средневековье может быть лишенным статуса дискретного и единичного. В истории Средневековья любое дискретное событие могло быть соотнесено с временем вечным, примером чего является житийная литература или могло быть включено в длящийся процесс, пропитанный интенцией возможной незавершенности, если речь идет о длительности процесса вырывания мира из злого начала, что нашло отражение в той же житийной литературе.

Событие или персонаж может быть знаком-символом, имеющим долгую предысторию, например, если речь идет об уходе сакрального объекта из зоны видимости (легенды о "провалищах") или отдельный персонаж мог стать символом республиканской альтернативы в русской истории. Дискуссионным остается вопрос, насколько семантические связи, которые формируют эту символику, воспроизводятся в ситуации реанимации и ретрансляции подобных знаков-символов в истории. Необходимо ответить на вопрос, имеем ли мы дело с традицией, воспроизводящей себя во времени или с формированием нового мифа и вторичной символизацией?


Время мифа спасительно, потому что в нем заложена идея творения, единства человеческой истории, поэтому в переживании катастрофы есть всегда место пророчеству о надежде. Так долгая библейская история прорастает не только в историю средневековой Руси, но и может актуализировать события "вавилонского плена" в послереволюционной России. Так же могли стать спасительными и ритуалы перехода традиционной крестьянской культуры, укладывающие в привычные рамки невиданной социальный опыт в послереволюционной России. И в этой ситуации религиозное дохристианское сознание даровало надежду на спасение. А это означает, что время мифа живо, в нем единичное, дискретное, событийное становилось репрезентацией масштабного, длящегося настоящего, имеющего истоки в начале времен.

Возвращаясь не к событиям, а к структурам, можно отметить, что в ходе обсуждения был поднят ряд тем, связанных с анализом особого типа системности, который господствовал в Средневековье. Речь идет о доминировании принципа многообразия над принципом единства, тотальной множественности, которую пытались искоренить в эпоху Нового времени.

В ходе обсуждения был поднят ряд тем, связанных с анализом особого типа системности, который господствовал в Средневековье. Речь идёт о преобладании принципа многообразия над принципом единства, о всеобщей множественности, которую пытались искоренить в эпоху Нового времени. Этот блок проблем был рассмотрен, в частности, на примере структуры политического пространства России XVI-XVII веков. Анализ представлений современников показывает, что регионы Российского царства обладали различной символической значимостью, и, как можно предполагать, различным потенциалом политической субъектности.

Попытка власти управлять временем, проявлявшаяся в инициировании календарных новаций, не преодолела множественность сосуществования различных календарных систем.

В области социальной истории, в общественных практиках повседневности присутствовала веками формировавшаяся сложнейшая комбинаторика стратегий принуждения и милости, иерархии и индивидуальной свободы, насилия и единения. В рамках поставленных на круглом столе проблем возникает вопрос о том, насколько такого рода опыт должен быть архивирован, и не является ли задачей академической общественности изучение потенциала систем, включающих противоречивые и разнородные элементы.

И, наконец, была представлена еще одна тема, связанная с изучением взаимодействия сложившегося городского пространства и устойчивых социальных практик, реализовавшихся в нем, с изменчивым опытом путешественников, носителями чужого для этого пространства опыта.



Назад к списку новостей