В. Н. Малое.  Западноевропейские рукописи в провинции: казанский сборник

В перечне рукописей Научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского Казанского университета по состоянию на 1 декабря 1903 г. под шифром 61987 A/I очень лаконично упомянут некий “Сборник документов” ("Recueil de pieces") с конца XV по XVII в. Судя по записи на первом листе, этот сборник был передан в библиотеку 23 августа 1896 г. Дмитрием Илариевичем Образцовым, гласным Казанской городской думы. Он был врачом по профессии и известным казанским коллекционером, собиравшим печатные книги и рукописи как на русском, так и на западных (французском, немецком и латинском) и на восточных языках. Ныне рукопись хранится под N 4607, в ней 781 стр. in-folio; опубликованный в 1961 г. библиотечный инвентарь определяет ее как сборник копий документов XIV - XVII вв. из архивов французских парламентов - как мы увидим, определение неполное и неточное.

 

Прежде всего, нужно отметить, что речь идет о сборнике копий, исполненных одним и тем же парадным почерком, который по палеографическим характеристикам датируется началом XVIII в. О том же свидетельствуют две характерные описки в датах (с. 427): вместо “1311 г.” стоит “1711 г.”, а вместо “1312 г.” - “1712 г.”. Копиист, безусловно, не занимался самостоятельной подборкой материалов, но переписывал тексты из некоего протографа, причем делал это довольно механически: в целом ряде случаев простые пометы технического характера на полях он воспроизвел самым крупным шрифтом как заголовки.

В сборнике действительно имеется немало копий судебных постановлений французских парламентов, но еще больше выписок из различных печатных изданий, исторических сочинений и собраний законодательных актов как Франции, так и других стран: Англии, Шотландии, Испании, Португалии, Швеции, Польши, Венгрии. В тематическом отношении все эти материалы объединяет интерес составителя к нескольким темам, прежде всего к теме уголовных процессов по делам о государственной измене (об “оскорблении величества”), а также к вопросам церемониала, в связи с церемониальными привилегиями канцлеров, президентов парламента и т. п.

Деятельность составителя того собрания-протографа, с которого делал свои выписки копиист XVIII в., прервалась в 1640-х гг. В списке первых президентов Парижского парламента (с. 377 - 380) последним назван Матье Моле, занимавший этот пост с 1641 по 1653 г., тогда как на с. 700 назван “ныне живущим” принц Анри Конде, скончавшийся 26 декабря 1646 г.

Кем был этот человек? К счастью, копиист XVIII в. на с. 374 - 376 переписал составленную им краткую тематическую ,опись всего его архива, где были отмечены и его семейные бумаги (“19. Письма моей сестры Галлер и ее мужа, моего брата и моей сестры Камерариус”; “22. Письма отца и матери”), а на с. 236 имеется отсылка на принадлежащие ему сочинения по вопросам церемониала. Все эти указания с несомненностью приводят нас к Теодору Годфруа (1580 - 1649 гг.), знаменитому французскому историку-архивисту, имевшему с 1617 г. должность историографа Франции, автору капитального труда “Французский церемониал” (1619 г.), публикатору ряда исторических сочинений.

Теодор Годфруа был сыном очень известного ученого-правоведа Дени Годфруа (1549 - 1622), который в 1579 г., перейдя в кальвинизм, эмигрировал в Женеву, а затем преподавал в Гейдельберге и Страсбурге, где и умер. Теодор проделал обратный путь: родившийся в Женеве, он в 1602 г. переехал в Париж и перешел в католичество, стал адвокатом при Парижском парламенте. Это дало ему возможность заняться архивистскими штудиями: Парижский парламент ведал главным государственным архивом (“Сокровищница Хартий”), и Годфруа совместно с Пьером Дюпюи в 1615- 1626 гг. составлял его инвентарь. В октябре 1643 г. он был отправлен в Мюнстер в качестве эксперта при французской делегации на мирных переговорах, положивших конец Тридцатилетней войне, и умер там 5 октября 1649 г., не успев вернуться из этой командировки.

Коллекция Теодора Годфруа состояла почти исключительно из копий архивных документов и выписок из печатных книг. Уже его сын Дени (1615 - 1681) пополнил ее очень многими оригинальными документами, и ныне коллекция Годфруа является необходимым дополнением к бумагам, хранящимся в Национальных библиотеках как Парижа, так и Санкт-Петербурга.

Коллекция Годфруа хранилась в их семействе до 1746 г., когда правнук Теодора продал ее королевскому прокурору при Парижской ратуше Антуану Морио, который в 1759 г. завещал ее Библиотеке ратуши. Вместе со всей этой библиотекой она была передана в 1797 г. в библиотеку Института (Академии) Франции, где и хранится ныне, имея в своем составе более 550 томов рукописных материалов. Итак, казанский манускрипт был составлен еще в то время, когда коллекция Годфруа была их частным собранием.

Составлявший его копиист имел дело прежде всего с теми 14 томами из собрания копий Теодора Годфруа, которые были посвящены специально преступлениям “оскорбления величества” (Collection Godefroy, tt. 109 - 122). Об их содержании можно судить по достаточно подробному каталогу коллекции, опубликованному в 1914 г. Ф. Жебленом. После сличения нашей рукописи с этим каталогом можно с уверенностью заключить, что в ней с. 1 - 69 списаны с материалов т. 118, с. 123-201 и 214-367 - с т. 119, а с. 451-502 и 582-597 - списаны с т. 116 коллекции Годфруа: во всех этих случаях мы имеем дело с одинаковым подбором копий, расположенных в одинаковом порядке.

К сожалению, нельзя сказать ничего о том, кто мог быть заказчиком копирования. Еще будучи частной, коллекция Годфруа была широко известна и популярна, так что заказать копии с ее материалов, посвященных такому увлекательному сюжету как история политических заговоров, мог из чистой любознательности кто угодно. Не обладая ценностью уникального источника, казанская рукопись является наглядным свидетельством этой популярности.

Добавлю в порядке post scriptum, что скромное собрание западных рукописей библиотеки Казанского университета после революции практически не пополнилось. Из него лишь исчез отмеченный в дореволюционных описаниях сборник копий актов шведских королей, относящихся к Прибалтике, в основном второй половины XVII в. ("Konigliche Schwedische Revisions-Verordnungen", 130 p.), зато появились шведскоязычные оригиналы двух небольших писем шведских монархов: Карла XI полковнику Ремберту фон Функену от 21 февраля 1684 г. и Карла XII коменданту Нарвы генерал-майору Горну от 25 мая 1701 г.; последнее письмо может представить интерес для истории Северной войны.